[ 'Слёзы не помогут...]

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

[ 'Слёзы не помогут...] > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — среда, 15 августа 2018 г.
Бродский. Renisan 10:32:52

«Вертумн»

I

Я встретил тебя впервые в чужих для тебя широтах.
Нога твоя там не ступала; но слава твоя достигла
мест, где плоды обычно делаются из глины.
По колено в снегу, ты возвышался, белый,
больше того - нагой, в компании одноногих,
тоже голых деревьев, в качестве специалиста
по низким температурам. "Римское божество" -
гласила выцветшая табличка,
и для меня ты был богом, поскольку ты знал о прошлом
больше, нежели я (будущее меня
в те годы мало интересовало).
С другой стороны, кудрявый и толстощекий,
ты казался ровесником. И хотя ты не понимал
ни слова на местном наречьи, мы как-то разговорились.
Болтал поначалу я; что-то насчет Помоны,
петляющих наших рек, капризной погоды, денег,
отсутствия овощей, чехарды с временами
года - насчет вещей, я думал, тебе доступных
если не по существу, то по общему тону
жалобы. Мало-помалу (жалоба - универсальный
праязык; вначале, наверно, было
"ой" или "ай") ты принялся отзываться:
щуриться, морщить лоб; нижняя часть лица
как бы оттаяла, и губы зашевелились.
"Вертумн", - наконец ты выдавил. "Меня зовут Вертумном".

II

Это был зимний, серый, вернее - бесцветный день.
Конечности, плечи, торс, по мере того как мы
переходили от темы к теме,
медленно розовели и покрывались тканью:
шляпа, рубашка, брюки, пиджак, пальто
темно-зеленого цвета, туфли от Балансиаги.
Снаружи тоже теплело, и ты порой, замерев,
вслушивался с напряжением в шелест парка,
переворачивая изредка клейкий лист
в поисках точного слова, точного выраженья.
Во всяком случае, если не ошибаюсь,
к моменту, когда я, изрядно воодушевившись,
витийствовал об истории, войнах, неурожае,
скверном правительстве, уже отцвела сирень,
и ты сидел на скамейке, издали напоминая
обычного гражданина, измученного государством;
температура твоя была тридцать шесть и шесть.
"Пойдем", - произнес ты, тронув меня за локоть.
"Пойдем; покажу тебе местность, где я родился и вырос".

III

Дорога туда, естественно, лежала сквозь облака,
напоминавшие цветом то гипс, то мрамор
настолько, что мне показалось, что ты имел в виду
именно это: размытые очертанья,
хаос, развалины мира. Но это бы означало
будущее - в то время, как ты уже
существовал. Чуть позже, в пустой кофейне
в добела раскаленном солнцем дремлющем городке,
где кто-то, выдумав арку, был не в силах остановиться,
я понял, что заблуждаюсь, услышав твою беседу
с местной старухой. Язык оказался смесью
вечнозеленого шелеста с лепетом вечносиних
волн - и настолько стремительным, что в течение разговора
ты несколько раз превратился у меня на глазах в нее.
"Кто она?" - я спросил после, когда мы вышли.
"Она?" - ты пожал плечами. "Никто. Для тебя - богиня".

IV

Сделалось чуть прохладней. Навстречу нам стали часто
попадаться прохожие. Некоторые кивали,
другие смотрели в сторону, и виден был только профиль.
Все они были, однако, темноволосы.
У каждого за спиной - безупречная перспектива,
не исключая детей. Что касается стариков,
у них она как бы скручивалась - как раковина у улитки.
Действительно, прошлого всюду было гораздо больше,
чем настоящего. Больше тысячелетий,
чем гладких автомобилей. Люди и изваянья,
по мере их приближенья и удаленья,
не увеличивались и не уменьшались,
давая понять, что они - постоянные величины.
Странно тебя было видеть в естественной обстановке.
Но менее странным был факт, что меня почти
все понимали. Дело, наверно, было
в идеальной акустике, связанной с архитектурой,
либо - в твоем вмешательстве; в склонности вообще
абсолютного слуха к нечленораздельным звукам.

V

"Не удивляйся: моя специальность - метаморфозы.
На кого я взгляну - становятся тотчас мною.
Тебе это на руку. Все-таки за границей".

VI

Четверть века спустя, я слышу, Вертумн, твой голос,
произносящий эти слова, и чувствую на себе
пристальный взгляд твоих серых, странных
для южанина глаз. На заднем плане - пальмы,
точно всклокоченные трамонтаной
китайские иероглифы, и кипарисы,
как египетские обелиски.
Полдень; дряхлая балюстрада;
и заляпанный солнцем Ломбардии смертный облик
божества! временный для божества,
но для меня - единственный. С залысинами, с усами
скорее а ла Мопассан, чем Ницше,
с сильно раздавшимся - для вящего камуфляжа -
торсом. С другой стороны, не мне
хвастать диаметром, прикидываться Сатурном,
кокетничать с телескопом. Ничто не проходит даром,
время - особенно. Наши кольца -
скорее кольца деревьев с их перспективой пня,
нежели сельского хоровода
или объятья. Коснуться тебя - коснуться
астрономической суммы клеток,
цена которой всегда - судьба,
но которой лишь нежность - пропорциональна.

VII

И я водворился в мире, в котором твой жест и слово
были непререкаемы. Мимикрия, подражанье
расценивались как лояльность. Я овладел искусством
сливаться с ландшафтом, как с мебелью или шторой
(что сказалось с годами на качестве гардероба).
С уст моих в разговоре стало порой срываться
личное местоимение множественного числа,
и в пальцах проснулась живость боярышника в ограде.
Также я бросил оглядываться. Заслышав сзади топот,
теперь я не вздрагиваю. Лопатками, как сквозняк,
я чувствую, что и за моей спиною
теперь тоже тянется улица, заросшая колоннадой,
что в дальнем ее конце тоже синеют волны
Адриатики. Сумма их, безусловно,
твой подарок, Вертумн. Если угодно - сдача,
мелочь, которой щедрая бесконечность
порой осыпает временное. Отчасти - из суеверья,
отчасти, наверно, поскольку оно одно -
временное - и способно на ощущенье счастья.

VIII

"В этом смысле таким, как я, -
ты ухмылялся, - от вашего брата польза".

IX

С годами мне стало казаться, что радость жизни
сделалась для тебя как бы второй натурой.
Я даже начал прикидывать, так ли уж безопасна
радость для божества? не вечностью ли божество
в итоге расплачивается за радость
жизни? Ты только отмахивался. Но никто,
никто, мой Вертумн, так не радовался прозрачной
струе, кирпичу базилики, иглам пиний,
цепкости почерка. Больше, чем мы! Гораздо
больше. Мне даже казалось, будто ты заразился
нашей всеядностью. Действительно: вид с балкона
на просторную площадь, дребезг колоколов,
обтекаемость рыбы, рваное колоратуро
видимой только в профиль птицы,
перерастающие в овацию аплодисменты лавра,
шелест банкнот - оценить могут только те,
кто помнит, что завтра, в лучшем случае - послезавтра
все это кончится. Возможно, как раз у них
бессмертные учатся радости, способности улыбаться.
(Ведь бессмертным чужды подобные опасенья.)
В этом смысле тебе от нашего брата польза.

X

Никто никогда не знал, как ты проводишь ночи.
Это не так уж странно, если учесть твое
происхождение. Как-то за полночь, в центре мира,
я встретил тебя в компании тусклых звезд,
и ты подмигнул мне. Скрытность? Но космос вовсе
не скрытность. Наоборот: в космосе видно все
невооруженным глазом, и спят там без одеяла.
Накал нормальной звезды таков,
что, охлаждаясь, горазд породить алфавит,
растительность, форму времени; просто - нас,
с нашим прошлым, будущим, настоящим
и так далее. Мы - всего лишь
градусники, братья и сестры льда,
а не Бетельгейзе. Ты сделан был из тепла
и оттого - повсеместен. Трудно себе представить
тебя в какой-то отдельной, даже блестящей, точке.
Отсюда - твоя незримость. Боги не оставляют
пятен на простыне, не говоря - потомства,
довольствуясь рукотворным сходством
в каменной нише или в конце аллеи,
будучи счастливы в меньшинстве.

XI

Айсберг вплывает в тропики. Выдохнув дым, верблюд
рекламирует где-то на севере бетонную пирамиду.
Ты тоже, увы, навострился пренебрегать
своими прямыми обязанностями. Четыре времени года
все больше смахивают друг на друга,
смешиваясь, точно в выцветшем портмоне
заядлого путешественника франки, лиры,
марки, кроны, фунты, рубли.
Газеты бормочут "эффект теплицы" и "общий рынок",
но кости ломит что дома, что в койке за рубежом.
Глядишь, разрушается даже бежавшая минным полем
годами предшественница шалопая Кристо.
В итоге - птицы не улетают
вовремя в Африку, типы вроде меня
реже и реже возвращаются восвояси,
квартплата резко подскакивает. Мало того, что нужно
жить, ежемесячно надо еще и платить за это.
"Чем банальнее климат, - как ты заметил, -
тем будущее быстрей становится настоящим".

XII

Жарким июльским утром температура тела
падает, чтоб достичь нуля.
Горизонтальная масса в морге
выглядит как сырье садовой
скульптуры. Начиная с разрыва сердца
и кончая окаменелостью. В этот раз
слова не подействуют: мой язык
для тебя уже больше не иностранный,
чтобы прислушиваться. И нельзя
вступить в то же облако дважды. Даже
если ты бог. Тем более, если нет.

XIII

Зимой глобус мысленно сплющивается. Широты
наползают, особенно в сумерках, друг на друга.
Альпы им не препятствуют. Пахнет оледененьем.
Пахнет, я бы добавил, неолитом и палеолитом.
В просторечии - будущим. Ибо оледененье
есть категория будущего, которое есть пора,
когда больше уже никого не любишь,
даже себя. Когда надеваешь вещи
на себя без расчета все это внезапно скинуть
в чьей-нибудь комнате, и когда не можешь
выйти из дому в одной голубой рубашке,
не говоря - нагим. Я многому научился
у тебя, но не этому. В определенном смысле,
в будущем нет никого; в определенном смысле,
в будущем нам никто не дорог.
Конечно, там всюду маячат морены и сталактиты,
точно с потекшим контуром лувры и небоскребы.
Конечно, там кто-то движется: мамонты или
жуки-мутанты из алюминия, некоторые - на лыжах.
Но ты был богом субтропиков с правом надзора над
смешанным лесом и черноземной зоной -
над этой родиной прошлого. В будущем его нет,
и там тебе делать нечего. То-то оно наползает
зимой на отроги Альп, на милые Апеннины,
отхватывая то лужайку с ее цветком, то просто
что-нибудь вечнозеленое: магнолию, ветку лавра;
и не только зимой. Будущее всегда
настает, когда кто-нибудь умирает.
Особенно человек. Тем более - если бог.

XIV

Раскрашенная в цвета зари собака
лает в спину прохожего цвета ночи.

XV

В прошлом те, кого любишь, не умирают!
В прошлом они изменяют или прячутся в перспективу.
В прошлом лацканы уже; единственные полуботинки
дымятся у батареи, как развалины буги-вуги.
В прошлом стынущая скамейка
напоминает обилием перекладин
обезумевший знак равенства. В прошлом ветер
до сих пор будоражит смесь
латыни с глаголицей в голом парке:
жэ, че, ша, ща плюс икс, игрек, зет,
и ты звонко смеешься: "Как говорил ваш вождь,
ничего не знаю лучше абракадабры".

XVI

Четверть века спустя, похожий на позвоночник
трамвай высекает искру в вечернем небе,
как гражданский салют погасшему навсегда
окну. Один караваджо равняется двум бернини,
оборачиваясь шерстяным кашне
или арией в Опере. Эти метаморфозы,
теперь оставшиеся без присмотра,
продолжаются по инерции. Другие предметы, впрочем,
затвердевают в том качестве, в котором ты их оставил,
отчего они больше не по карману
никому. Демонстрация преданности? Просто склонность
к монументальности? Или это в двери
нагло ломится будущее, и непроданная душа
у нас на глазах приобретает статус
классики, красного дерева, яичка от Фаберже?
Вероятней последнее. Что - тоже метаморфоза
и тоже твоя заслуга. Мне не из чего сплести
венок, чтоб как-то украсить чело твое на исходе
этого чрезвычайно сухого года.
В дурно обставленной, но большой квартире,
как собака, оставшаяся без пастуха,
я опускаюсь на четвереньки
и скребу когтями паркет, точно под ним зарыто -
потому что оттуда идет тепло -
твое теперешнее существованье.
В дальнем конце коридора гремят посудой;
за дверью шуршат подолы и тянет стужей.
"Вертумн, - я шепчу, прижимаясь к коричневой половице
мокрой щекою, - Вертумн, вернись".

1990

Категории: Стихи
Позавчера — вторник, 14 августа 2018 г.
Школа. В классе есть прогульщица, её фамилия в списке рядом с моей... Natsuo.Vatashi. 08:14:13
Школа. В классе есть прогульщица, её фамилия в списке рядом с моей. Училка ошибочно всю четверть ставит мне её пропуски, а ей - мои оценки. Выяснилось под конец четверти, мне пришлось пересдавать все письменные работы.
Университет: 5 случаев, разные преподы.
- Сдавали тест, проверила мои ответы по другому варианту. Просто перепутала. Пришлось переписывать.
- Поставила мне в зачётку "неуд" вместо "хорошо". Случайно. Потом исправила с помощью замазки. Я в деканате получила пи**юлей. В то, что это сделала препод, не верили.
- Случайно поставил в ведомости мне чей-то "неуд". Опять выяснения и пересдача - в зачётке-то "отлично"
- Не зачла контрольную. Решила, что я списала. Да, мы с той девочкой написали одинаково, и ей - 5. Никто ни у кого не списывал, и почему бы, для разнообразия, не подумать, что списала она, а не я?
- На 3 курсе не обнаружила себя в списке группы. Меня забыли записать.
Автошкола. Внезапно выяснилось, что у меня куча долгов по контрольным и меня не допускают к экзамену. Возмутилась, перепроверили - так и есть, сдала всё. Меня перепутали с другим человеком. Просто. Перепутали.
Когда это кончится?
показать предыдущие комментарии (3)
08:46:37 Dumb White Guy
Поэтому е-ал я эту учебу
08:46:42 Dumb White Guy
А права купил
12:54:19 Эбонитовый
+
12:54:44 Эбонитовый
Ну можно сменить фамилию, проблем нет.
понедельник, 13 августа 2018 г.
Старый календарь аon 12:58:32

­­


Хорошо было бы в помещении, где мало чего из мебели. Где одно большое окно и сумерки. И нет тоски, и ты внемлишь этой атмосфере не в утешение своей тоски. Просто в этом месте так приятно ждать. Последний крюк впившийся в тебя оборвется с приходом того, чего ты ожидаешь.

Пусть будет ожидание. Ожидание гостя издалека. Не гостя, но провожатого. Багажа у тебя нет, есть только ты, хороший добротный плащ и мягкая крепкая обувь. В такой одежде и в стужу ты чувствуешь себя уютно как в одеяле.
В помещении прохладно, почти холодно. В нем красивый слабый запах чего-то прекрасного, о чем ты давно позабыла.
Позади тебя оглушительная суета. Такое ощущение будто бы ты незаметно выскользнула из огромного запертого решетками зала, в котором раз за разом разгорались драки, безумие и крики.
Тебя там знали и ты была вовлечена, но в один день тебя не стало для них, а их не стало для тебя. Все твои вещи там, в зале. Ты выскользнула в неприметной серой одежде и она сейчас на тебе - это все, что осталось. За тобой тихо, но крепко закрылась стальная дверь открывшаяся всего на мгновение, открывшаяся ровно настолько, насколько ей нужно было открыться, чтобы твое тело могло в нее проскользнуть. Ты будто долго болела, ощущала сильные боли, а затем все прошло. И всё это вокруг - как момент угасания этой боли.

В этом месте ты прячешься. Прячешься потому что не доверяешь себе. И недоверие это как недоверие к человеку, который имея на столе свежие фрукты и прочую добротную благую пищу бежал бы к мусорной яме в поиках чего-нибудь поживиться.

­­


Хорошо было бы: стук в дверь, выйдя из домика величиной в одну просторную комнату ощутить холод окружившего тебя бездонного обширного пространства. Сумерки.
Тебе вручают легкий фонарь и сообщают о том, что путь очень далек. Сначала пешком, затем на какой-то диковинной карете, затем снова пешком до станции, а затем многие многие вечера на поезде. Старинном поезде среди таких же как ты: молчаливых, сбежавших, участливых, но не навязчивых. Все они - крайне интересные собеседники, но это не важно. Ни для кого не важно в этом месте.
Долгая дорога. Настолько, что в поезде образуется свой небольшой быт. Есть остановки.
А затем неопределенность. Что-то любопытное, но не лишающее тебя спокойствия.

Время не угнетает тебя и ты осознаешь себя как осознаешь камень на дороге или стакан на столе. Ты не ждешь от себя ничего из того, что тебе не по силам. Ты поступаешь просто и правильно, нет ничего лишнего. Всего столько сколько необходимо и все уместно.
Дорога не позволяет ничему липнуть к тебе, ничто не успевает утвердиться, ничто не хватает тебя за руки и не тянет на себя - не успевает...

Этого хорошо было бы ждать в помещении, где мало чего из мебели. Где одно большое окно и сумерки.
Где просто приятно ждать.


18:39:44 аon
Не с кем сравнивать. И незачем изводить себя требовательным взлядом.
New Mr Никто 07:41:02
Взрослые игрушки стоят дохуя. Даже по скидке. Смотрю на ценник в 9к и не понимаю,за что..небольшая клавиатура,мышь..иг­рать и правда стало удобнее..
воскресенье, 12 августа 2018 г.
> твой комментарий неуместен > я... аптекаpь. в сообществе Геральдовый Рест 10:50:56

- ведь со мною можешь быть только ты.


твой комментарий неуместен
я могу одна хоть весь день тут писать, но если никто не может или не хочет отвечать, это не "флуд"
пишешь и народ идёт
сама себе реклама флуда и поиск собеседников
не в темах же сидим
по нашим постам народ и находит

бандиты
прев

Категории: Кудряшок
пятница, 10 августа 2018 г.
Взято: Сообщение от Эванны Линч П С Ы Х О П А Д 09:04:08
­Золя КрАсных 10 августа 2018 г. 16:58:45 написала в ­We love Alan Rickman!
Я не тот человек, который расскажет вам много историй об Алане Рикмане. Причиной тому мой ужас от его исполнения роли Снейпа и глубокое почтение, всегда проявляемые к нему на протяжении всех фильмов. Но мне бы хотелось поделиться недолгими, но значимыми для меня встречами с ним. Наверное, он был единственным актером, кто всецело оправдал мои ожидания как поттеромана. Потому что каждый актер разбивал мое представление о своем персонаже, выходя из-за камеры в образе хорошего человека и тепло принимая меня в семью «Поттера». А Алан в тот же момент оставался бесстрастным, оставался Снейпом.
Для меня он всегда был им. Скользя мимо в огромном темном одеянии, он заставлял меня прижиматься к стенке и чувствовать себя ничтожно незначительной. Однако именно дети были теми, кто не держал его на дистанции и которых он сопровождал на обед в столовую. Само по себе странное явление, когда взрослый актер обедает в столовой. Еще более странно, что это был Снейп в окружении маленьких мальчиков и девочек. Тогда мне рассказывали, что дети были его друзьями, (НЕТ, я не позволила бы никому убедить себя в этом) что у него в трейлере всегда полно гостей, (это уже вне пределов моего воображения) что обязательно еженедельно он приглашал к себе своих юных энергичных друзей.
Мы наслаждались этим забавным зрелищем: Снейп в парадных черных одеждах, с невидимым ореолом летучей мыши вокруг головы и плеч, профессор, идущий в окружении отряда противоестественно невозмутимых к нему детишек. Для меня эти проблески Снейпа, дружелюбно болтающего с молодежью, были только намеком на то, что где-то там был и Алан. И мне это нравилось.
Так продолжалось несколько лет до тех пор, пока мне не выпал случай познакомиться с Аланом лично. Случаем стал благотворительный ужин, наши именные таблички на столе оказались рядом. У меня началась тихая паника, я даже попросила другого человека поменяться со мной местами! Но организатор настоял на том, чтобы ничего не менялось. Тогда я начала морально готовить себя к самому неловкому разговору в своей жизни!
Я присела за стол и, к моему удивлению, он поприветствовал меня тепло и по имени. Моему настоящему имени! Я бы успокоилась, если бы после он, пусть и наигранно, проявил бы повышенный интерес к своей тарелке, а не случайной болтовне со мной. Но он продолжил говорить, задавал много вопросов, и, казалось, искренне интересовался моими увлечениями и проектами. Разговор быстро закрутился, и именно вокруг актерского амплуа, я сильно волновалась: сейчас с ним я боялась ошибиться. Я все говорила о себе, пытаясь перевести разговор на него, а он просто хотел помочь. Он рассказал мне, что когда-то не мог определится, хотел ли бы он продолжать учиться в школе. Поэтому он ушел сначала в художественную школу, задумав стать графическим дизайнером, и только потом в театральную школу. У меня в голове не укладывалась безумная мысль о том, что Алан нашел себя, начал актерское путешествие только в 26 и стал... Аланом Рикманом.
Я рассказала ему о беспокоящих меня чувствах: необходимости быстро определить здесь свое призвание и тем самым безвозвратно упустить другие возможности. Он спокойно ответил, что я не на том сосредоточилась. Мне достаточно было сфокусироваться на том, что будет подпитывать мою душу и вести сердце от одного места к другому. После он дал мне самый прекрасный актерский совет, который я когда-либо получала. «Людям кажется, что они смотрят этим», — он помахал рукой перед глазами. «А на самом деле, смотрят этим», — он постучал по тому месту, где находится сердце. После ужина я поблагодарила его за совет, но он начисто отверг идею о том, что чем-то помог мне (не знаю, почему). Как бы то ни было, в тот момент меня переклинило. Слова Алана заставили меня жить совершенно иначе: стараться ловить волну своего сердца, прислушиваться и идти за его ритмами и желаниями, отказываться от необходимости контролировать свою жизнь.
После встречи я много думала о нем, о том, каким прекрасным, добрым, щедрым человеком он был. Для кого-то, заслуженно, авторитетной, мудрой и почитаемой личностью. Ибо ваше полное внимание и присутствие рядом — лучший подарок, который вы только можете дать другому человеку. Большинство людей, обладающих подобными колоссальными талантом и интеллектом, чрезвычайно заняты и заняты напоказ. Когда вы начинаете говорить с ними, их глаза застревают в углах комнаты, пальцы рвутся к телефону, где миллион людей, более интересных, чем собеседник, оставили сообщения. Нет, как можно позволить тратить свое драгоценное время и эмоции только на вас одного: в целом, у вас есть лишь несколько минут.
Но Алан не такой, как все. Около часа я была рядом с ним, и он сохранил полное присутствие, доброту, внимательность и любопытство к тому человеку, который не ожидал от него и не искал в нем их. Это более, чем говорит о том, каким хорошим человеком он был. И о том, как ему пришлось дисциплинировать себя, чтобы в течение длительного времени не терять образ своего героя. Должно быть, было крайне непросто играть Снейпа и отчуждать от себя всех. Крайне просто перестать улыбаться людям.
И неудобно своим присутствием заставлять других чувствовать себя неудобно. Не многие актеры смогли бы пойти на то, чтобы сохранять в тайне глубокую и душераздирающую причину отсутствия улыбки Снейпа, причину, заставившую стать одиночкой и единственным своего возраста законченным эмо. Я ценю то, что он так заботился о своем герое. Я ценю то, что он никогда не видел «Гарри Поттера» как «детский фильм», как удобную работу за хорошую плату. Он любил и гордился Снейпом, как этого заслуживает каждый персонаж истории. И сделал мир Поттерианы более... реальным для нас.
Я отказываюсь верить, что его здесь больше нет. Я почему-то по-прежнему думаю, что актеры бессмертны, как и их герои. Но приходит время оставить нас. Пожалуйста, почтите его память. Поговорите о том, что он дал нам. Обменяйтесь историями. И продолжите чтить его наследство. Делайте это, словно он будет с нами, как можем сказать только мы, «Всегда».

Источник: http://severyssneip­.beon.ru/3-087-soobs­chenie-ot-jevanny-li­nch.zhtml
четверг, 9 августа 2018 г.
Взято: Тест: Kokuhaku Love Confession - Испания Маи Асакай 19:42:09
­NBene 29 декабря 2017 г. 14:54:18 написала в своём дневнике ­•Try your luck•
В последний раз вырвавшись из оркестровой ямы, звуки музыки, дребезжа, угасли где-то под потолком. Зажегся свет, и зал взорвался аплодисментами. Самопровозглашённая­ актёрская труппа выстроилась на сцене полукругом; поминутно переглядываясь, ученики облегчённо улыбались: долгие месяцы репетиций стоили потраченных усилий, доказательство тому – всё не смолкавшие рукоплескания. Взявшись за руки, актёры поклонились публике до пола и по одному начали отходить к кулисам.
– Постой! – [Твоё имя] почувствовала, как кто-то схватил её за рукав платья, и подняла на незнакомца заинтересованный взгляд: подле девушки стоял Испания. Его зелёные глаза смотрели напряжённо, испытующе.
– Антонио? – изумилась [Твоё имя]. – Что-то случилось?
Проигнорировав вопрос, тот зачем-то спустился в зрительный зал. В толпе на мгновение мелькнуло чьё-то знакомое лицо, и в следующую секунду парень уже поднимался на сцену с букетом насыщенно-красных роз, обёрнутых глянцевой бумагой.
– Всё-таки у каждого рыцаря должна быть своя Прекрасная Дама, – зардевшись, улыбнулся Испания. В свете софитов его бутафорские латы поблёскивали совсем как настоящие.
Охнув, [Твоё имя] покраснела и прикрыла рот ладошкой. Под поднимающийся ажиотаж Антонио по-кавалерски опустился на одно колено и протянул девушке букет; от смущения его щёки были ало-розовыми в тон бархатистым лепесткам цветов.
– [Твоё имя], станешь ли ты дамой моего сердца?..
­­
Северная Италия:
– Ве-е, Испания всё так тщательно продумал, и речь отрепетировал, и букет красивый подобрал! [Твоё имя] должна согласиться!.. – Италия покосился на Кику, поспешно снимающего крышку с объектива камеры. – Япония, ты будешь записывать? А потом дашь видео посмотреть?
/заваливает японца вопросами, мешая тому нормально снимать: не удивляйся, если на записи голос Феличиано будет заглушать ваши с Испанией реплики/
Германия:
– Италия, ты можешь помолчать хотя бы минуту? – Людвиг зажал тому рот ладонью. – Надо ловить момент, он всё равно скоро закончится. Надеюсь...
/поначалу будет шикать на гиперактивного итальянца, но в итоге сам взмолится, чтобы всё поскорее разрешилось. Главный вывод: в солдаты ты точно не годишься, думаешь и сомневаешься слишком много/
Япония:
/снимает всё на камеру: для него знакомство с традициями признания в любви по-европейски – новый и интересный опыт. Потом, если примешь предложение Испании, можете попросить Кику показать запись – Япония и сам с радостью пересмотрит этот знаменательный момент/
Америка:
– [Твоё имя], не бойся! – сложив руки рупором, прокричал Альфред. – Иди к Испании и не слушай этого занудного англичанина!
/не стесняется орать во весь голос, хотя стоит довольно далеко от сцены. Всецело поддерживает тебя и думает, что вы с Испанией созданы друг для друга/
Англия:
– Что он себе позволяет! Этот наглец превратил серьёзный спектакль во второсортное шоу! – как можно громче проворчал Англия, сложив руки на груди. – Я всей душой надеюсь, что [Твоё имя] – девушка разумная и не поведётся на его дешёвые ухаживания.
/после выступления хотел отвести тебя в сторонку и объясниться сам, но «чёртов Испания» его опередил, да провернул всё с таким размахом, что теперь Англии остаётся только кусать локти и испепелять Антонио взглядом. И что бы ты там себе ни решила, а дерзновенная, по мнению Англии, выходка испанца так просто тому с рук не сойдёт: Артур с лёгкостью найдёт предлог – старых обид у него предостаточно – и вызовет соперника на дуэль/
Франция:
– Ах, ma chere [Твоё имя], бедняжка прямо-таки обезоружена признанием Испании, – сентиментально смахнув слезу, промурлыкал Франциск и, покосившись на Англию, добавил: – И лучше Испании для неё никого нет и не будет.
/поначалу сам испытывал к тебе лёгкую симпатию, однако, увидев, как в твоём присутствии заливается краской Испания, бросил все силы на помощь другу. Именно он, кстати, и подал испанцу идею для признания; ещё бы, ведь Франция – знаток романтики. Он же передал из зала букет, который до этого самолично (!) составлял и обёртывал – представляешь, какая тут развёртывалась операция! Не сомневается, что в итоге вы с Антонио будете вместе/
Россия:
/будет только рад, если вы сойдётесь с Испанией: с Иваном вы хорошие друзья, и через тебя он надеется наладить контакт и с Антонио/
Китай:
/сочувствует тебе и считает, что ты просто растерялась, вот и застыла на одном месте. Зато, если ты ответишь Испании «да», он вам преподнесёт коробку национальных вкусностей в качестве подарка/
Дания:
– А у него губа не дура, если решил подкатить к [Твоё имя], – присвистнул Хенрик. – Норвегия, ты только глянь!..
/никогда не был особо близок ни Испании, ни тебе, однако уже уважает Антонио за смелость и креативность. Хотел бы видеть вас вместе/
Норвегия:
Поглощённый зрелищем, Дания в порыве чувств положил ладонь на плечо друга.
– Не трогай меня. – Норвегия грубо ударил блондина по руке и, развернувшись, стал протискиваться к выходу.
– Ты куда? – опешил датчанин, потирая ушибленную конечность. – Самое интересное только…
– Спектакль окончен, – бросил синеглазый через плечо, – больше здесь делать нечего.
Подсознательно норвежец понимал, что ещё хотя бы минуту в этом помещении просто не выдержит: его душила ревность.
/кто бы мог предположить, что такой холодный и сдержанный парень, как Норвегия, воспылает столь жгучими и глубокими чувствами? Норвегия никогда не жаждал любви и даже помыслить не мог, что однажды она захлестнёт его с головой: парень мучился, проклинал себя, тебя и весь белый свет, однако никак не мог заставить себя перестать искать с тобой встречи, ловить твой взгляд или оборачиваться вслед, когда ты проходила мимо. Поэтому, если ты вдруг согласишься на предложение Испании, не удивляйся, что Норвегия будет шарахаться от вас как от огня: бедняге свои чувства принять-то не просто, а отказаться от них – ещё сложнее/
Исландия:
/уже тот факт, что ты обрекла Норвегию на душевные страдания (а брата ему, как-никак, жаль), заставляет Халлдора менять своё отношение к тебе в сторону «минус». Хотя, если Испании ты предпочтёшь норвежца, воспринимать будет чуточку лучше/
Финляндия:
– [Твоё имя] попала в стрессовую ситуацию, да ещё на глазах у целого зала. Нужно отнестись к ней терпимее и дать немного времени подумать, – понимающе улыбнулся финн. – Если бы я был на её месте, я бы тоже очень смущ... Ой! – притих Тино, ощутив на себе тяжелый взгляд Швеции.
/парню очень не понравилось, как на него посмотрел Бервальд, поэтому на какое-то время Финляндия отключился от происходящего и бочком стал пробираться к выходу. Даже не подозревает, что и Норвегия что-то к тебе испытывает, но когда узнает об этом, то не будет относиться к тебе предвзято/
Швеция:
/по-видимому, уловил какой-то намёк в словах Финляндии, поэтому удивлённо на него воззрился. Когда Тино раскраснелся и ретировался, удивился ещё больше/
Канада:
/очарован тобой в образе средневековой королевы и удручён, что теперь, скорее всего, не сможет подбросить тебе цветы: незаметного канадца могут просто-напросто задавить в толпе/
Австрия:
Затаив дыхание, Родерих во все глаза наблюдал за [Твоё имя] из оркестровой ямы, видя, как она мнётся в нерешительности, то шагая Испании навстречу, то пятясь назад.
– Только не это, – простонал Австрия, когда девушка вновь робко подступила к Антонио, и дрожащими пальцами расстегнул верхнюю пуговицу рубашки, хватая ртом воздух и чувствуя, что теряет сознание…
Ба-бах!
/ты – муза и предмет воздыхания Австрии с первых минут вашего знакомства, с твоим появлением в жизни молодого человека у того словно открылось второе дыхание, чем и объяснялась бешеная популярность музыкального сопровождения в его исполнении для постановок– ведь параллельно на сцене блистала ты! Стоит отметить, что любовь Родериха носит скорее платонический характер: он обожал тебя издалека, всё не решаясь заговорить, и в сознании Австрии всё никак не вяжется, что его Музу сейчас могут вот так запросто увести/
Венгрия:
– Господин Австрия! – вскрикнула Венгрия, невольно сделав шаг к краю сцены. – Он же мог ушибиться!..
/серьёзно испугалась на внезапно упавшего в обморок австрийца, а вот на тебя и твой выбор, как бы это резко ни звучало, плевать хотела с высокой колокольни… до тех пор, пока она не прознает о чувствах Родериха к тебе/
Пруссия:
/от души поржал над переволновавшимся Австрией и сердобольной венгеркой, готовой броситься на выручку горе-дирижёру прямо со сцены, но всё-таки больше ждёт развязки затянувшейся между тобой и испанцем сцены. Поддерживает товарища и надеется, что ты ответишь тому взаимностью/
Швейцария:
/уже устал поминутно сверяться с часами и закатывать глаза. Его раздражает, что ты тратишь время окружающих и битый час не можешь определиться с решением. Если бы парень находился сейчас на сцене вместе с вами, сам толкнул бы тебя в объятия Испании, только бы всё поскорее закончилось/
Лихтенштейн:
/твоя служанка по сценарию и большая поклонница – в реальной жизни, Лихтенштейн, пожалуй, одна из самых преданных твоих фанатов: девочка искренне восхищается тобой и хочет уметь выглядеть так же женственно и роскошно/
Испания:
/В данный момент парень молит Бога лишь об одном: чтобы на его чувства ты ответила взаимностью, поэтому сказать, что он ужасно взволнован, – ничего не сказать. И хотя испанец отнюдь не робкого десятка, даже ему было трудно решиться перейти к активным действиям, да ещё такого масштаба, и сейчас Антонио с каждой секундой всё больше беспокоит промедление с твоей стороны: а действительно ли ты чувствуешь к нему в ответ то же самое?../
Южная Италия:
– Ну же, глупая женщина, бери уже наконец этот чёртов букет! – в сердцах воскликнул итальянец, будто ты могла его услышать.
/пусть Романо каждый раз демонстративно фыркает, но к испанцу он всё-таки по-своему привязан и желает ему в основном добра. Никак не поймёт, чего тут так долго раздумывать – хватай букет, и в мире станет на пару счастливых людей больше/
Бельгия:
/считает, что к испанцу ты на самом деле ничего не испытываешь, иначе в первую же секунду бросилась бы ему на шею. Что ж, у каждого свои представления касательно настоящих чувств/
Нидерланды:
/даже заморачиваться по поводу чьих-то там отношений не хочет, и его выводит, что сестра мусолит эту тему, пытаясь развести парня на диалог/
Польша:
– А там это... – Феликс лениво указал в сторону оркестровой ямы. – Типа человеку плохо...
/безуспешно пытался привлечь внимание окружающих, но, убедившись, что помощь уже в пути, продолжил флегматично наблюдать за происходящим на сцене. Да он сам пофигизм/
Литва:
/во все глаза наблюдает за вами с Испанией, а сам в голове прикидывает, оценила бы Беларусь такой же поступок с его стороны. Мысленно благодарен испанцу за идею, только и всего/
Латвия:
/поддержит Литву, когда Торис поделится с прибалтами идеей признаться возлюбленной тоже где-нибудь в публичном месте/
Эстония:
/остаётся хладнокровным и предлагает сначала посмотреть, завершится ли ситуация с Испанией успехом/
Украина:
– О боже, бедный Австрия! – Украина всплеснула руками. – Не удивительно, что ему стало плохо: здесь такая духота, пойду подам воды!..
/единственная (разумеется, после Венгрии), кого больше заботит самочувствие упавшего в обморок австрийца/
Беларусь:
– Ну давай, глупенькая, чего ты медлишь, – пробурчала Наталья себе под нос, – я же предупреждала тебя, ты должна была быть к этому готова...
/несмотря на противоположность характеров, вам, как ни странно, удалось прекрасно сдружиться. Что удивительно, Беларусь даже брата к тебе не ревнует, понимая, что к такой притягательной личности, как ты, сложно относиться негативно. Не раз заводила с тобой разговор на тему Испании, так как ясно видела его отношение к тебе, однако ты будто и слушать не желала, вызывая у Натальи желание настучать по твоей непутёвой головушке. Считает, что ты сама себя проучила, оказавшись в таком неловком положении – а ведь Беларусь не раз тебе намекала, – но корить тебя при этом не будет/
Турция:
/параллельно на ваши взаимоотношения с испанцем, а вот твою актерскую игру и наряд оценил, сочтя, однако, что костюм восточной красавицы, которую ты играла в прошлом месяце, шёл тебе больше/
Греция:
/к концу представления выпал из реальности, ударившись в философию и мысленно сравнивая постановки времён античности с современными. С небес на землю его вернула поднявшаяся шумиха, так что пока Геракл лишь непонимающе озирается и усердно пытается догнать, что же тут происходит/
Сейшелы:
/если внимательно прислушаться, можно уловить тихий скрежет зубов: девушке страшно завидно, что к тебе подбивают клинья сразу несколько парней, а с ней в лучшем случае флиртует только общеизвестный Франция/
Силенд:
/узнал о чувствах Англии к тебе и теперь разрабатывает свой детский коварный план: неразглашение тайны в обмен на признание его государством. А он хитёр для своих-то лет/
Источник: http://arnlaug.beon­.ru/0-36-test-kokuha­ku-love-confession-i­spanija.zhtml


[ 'Слёзы не помогут...] > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
Как вам это жалкое подобие на стати...
Новый форум
пройди тесты:
ЧТО ПОДУМАЮТ, СДЕЛАЮТ, СКАЖУТ ВАМ...
Болезнь [Hetalia]
.
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх